Информация, оборудование, промышленность

Внутреннее убранство домов начала XVII - XIX века

Внутреннее убранство  домов начала XVII XIX века

Бедные горожане не имели возможности сооружать просторные и благоустроенные жилища. Большинство городских домов, по свидетельству путешественников С. Хейса (1593) и И. Корба (1698), были небольшими по площади.

Интересное по этой теме

Размеры обычного крестьянского дома определил англичанин Р. Джонстон, проезжавший вскоре после окончания наполеоновского нашествия 1812 г., бывшего величайшим бедствием для края. В Лошнице около Борисова он насчитал около сотни хат шириной в 14 футов (4, 34 м), высотой в 7 (2, 17 м) и длиной около 20 футов (6,2 м) каждая (Johnston, 1815). Следовательно, площадь избы составляла около 27 м2. Если исключить из этого площадь, занимаемую печью, то на одного человека в многодетной семье приходилось немного места.

«Реконструировать» вид крестьянского двора первой половины XIX в. позволяют нам описания уроженцев  писателей Ю. Крашевского и В. Сырокомли (Kraszewski, 1842; Syrokomla). Хата обычно строилась длинной и узкой, к улице стояла боком. В стене прорезались тричетыре окна, из них одно — со стороны улицы.

Хата крылась дранкой или соломой, над крышей изредка возвышался выдолбленный пень, который заменял дымоходную трубу. Крыльцом служила деревянная колода или камень, положенные перед входом. Двери были узкими, с деревянной ручкой. Вокруг хаты шла земляная завалинка («прызба»), обитая дранкой. Она утепляла жилье.

Ряд путешественников отмечали, что в белорусских селениях было довольно много курных («черных») хат с низким потолком и без деревянного пола. В дымных хатах на Полесье жила в первой половине XIX в. даже мелкая шляхта. Не каждый сейчас может представить себе, что такое курная изба. А в свое время они преобладали не только в сельской, но и в городской застройке. Для такой избы характерно отсутствие дымовой трубы. Дым во время топки шел прямо в жилое помещение, а затем выходил либо в сени через дверь, либо в сени или на чердак через специальное отверстие. Печь была повернута устьем к боковому окну.

В курных хатах для освещения служили небольшие просветы в стене, которые часто не имели рамы. Л. А. Молчанова отмечает, что средняя величина таких окон равнялась 35x35 см, но встречались и размером 18X26 см. Подобные окна назывались волоковыми, потому что в непогоду, мороз, на ночь закрывались «засакай». Окна с такими задвижками и сегодня можно еще увидеть в сенях и каморах.

Нередко окна затягивали бычьими пузырями или прочной промасленной бумагой. Позже, в XIX в., и крестьяне стали вставлять в оконные рамы стекла. Во время сильных морозов окна завешивали плетенными из соломы «матам1». Потолок («столь») настилали обычно над жилой хатой. Поверх потолка укладывали мох или бересту, которые присыпали песком. В ряде местностей  в жилищах устраивались дощатые сводчатые потолки.

В крестьянских хатах пол чаще всего был земляной или глинобитный («ток»). Об этом писал путешественник начала XIX в. В. Б. Броневский. Но во многих избах настилали также деревянные полы.

Для освещения в темную пору суток зажигали лучину или просмоленные куски дерева. Лучину вставляли в расщеп верхушки «свётача» — палки, закрепленной в колодке или просто в стене. Смоляные же корчи разжигали на жестяной решетке («лучшку»), над которой устанавливалась вытяжная труба. О таком устройстве писал ученый и путешественник И. Г. Форстер, живший некоторое время в Великом княжестве Литовском * и побывавший в 1784 г. на Гродненщине. Он остановился на почтовой станции, расположенной в курной хате, где «с потолка свешивалась бляха, на которой горела пригоршня смоляных щепок; это давало достаточно... света как женщинампряхам, так и другим лицам, которые сидели без действия» (Forster, 1914, 258). По диагонали от печи располагался красный угол — «кут», или «покуць». Это было почетное место в хате. Здесь стоял стол, сюда усаживали уважаемых гостей. Стол во время приема пищи покрывали холщовой скатертью — «абрусам». В зажиточных домах употреблялись «абрусы» из тонких дорогих тканей.

В «куце» сходились широкие «лавы» — скамьи, неподвижно укрепленные вдоль стены. Тс, кто был беднее, спали на них ночью. И. Г. Форстер описал, как в курной избе на лавках, поставленных вдоль стен, «разместилась семья, которая состояла приблизительно из восьмиде сяти человек». Спальным местом служили не только «лавы», но и печь, а также «пол» — деревянный помост, который настилали от печи до передней стены.

У состоятельных людей были кровати («ложш»). Матрацы для них набивали мхом, соломой, а у тех, кто был еще богаче,— шерстью, пухом и пером. В завещании 1593 г. одной помещицы из имения Сенница (под Минском) перечислялись следующие виды белья погтрльнпго и постельные принадлежности: «дзет», «коудра», «просцщы», или «простыры» (простыни), перинные наволочки, подушки, «коцы» (одеяла).

Внутри жилых изб ставились «лавы» и столы, шкафы, «зэдль (стулья), на стенах укреплялись «палщы» (полки) для посуды. В бедных избах мебели было немного.

Среди усадебных пристроек источники упоминают погреба (в виде землянок с деревянным срубом) для хранения скоропортящихся продуктов.

Уборные в виде выгребных ям со срубом или без сруба известны в  давно. Не снабженные срубом ямы после наполнения засыпались. Уборные устраивались не только при жилье, но и при общественных зданиях. У зажиточных людей теплые уборные делались внутри жилищ.

 

Разместить статью