Информация, оборудование, промышленность
Комплексные поставки промышленного оборудования и комплектующих
Полное таможенное сопровождение и доставка оборудования
Профессиональный подбор оборудования или замена на аналоги

К вопросу о диалектике I

К вопросу о диалектике I

Название этого раздела повторяет название ключевого фрагмен­та «Философских тетрадей» В. И. Ленина. После многих десятилетий идеологических спекуляций на понятии «диалектика» вопрос о её сущности остаётся столь же открытым, как и в 1915 г., когда Ленин в своей швейцарской эмиграции пытался найти на него ответ. В от­личие от Гегеля, считавшего, что он ответил на него своей фило­софской системой, Ленин ставил его заново и с подобающей науке скромностью. К вечному вопросу о диалектике он прилагал не более чем свою версию превращения диалектики из умозрительно-филосо­фской концепции в научную. Цели этого параграфа несравненно бо­лее частные. Но его результаты позволяют получить новые штрихи к картине того, что называется диалектической гибкостью мыш­ления. Поэтому здесь представляется вполне уместным связать эти результаты с вечным вопросом о диалектике.

Диалектическая гибкость человеческого ума начинается с его сознательной осторожности в своём отношении к услугам фо­рмальной логики.

Допустим, человеку предлагается произвести логический анализ такой энтимемы: «Павлов - военнослужащий, поэтому он мечтает стать генералом». Рассуждая часто формально, можно восстано­вить домысливаемую большую посылку: «Каждый военнослужащий мечтает стать генералом». И так в наше время поступит не толь­ко большинство детей, но и некоторые взрослые, склонные к фор­мальным теоретизированиям. Но человек, элементарно знакомый с опытно данной жизнью армии, сразу же забракует эту энтимему как весьма сомнительную. Уж слишком сложным и неоднозначным является реальное отношение реальных военнослужащих к пер­спективе продвижения к генеральским чинам. В абстрактно-обобщённой оценке этого отношения явно не проходит жёсткое дихото­мическое деление всех военнослужащих на мечтающих и не меч­тающих о генеральских погонах. Вместо дихотомического "либо – либо" здесь уместно отношение противоположности "и - и": «Военнослужащие и мечтают, и не мечтают стать генералами».

Как часто в советское время даже некоторые профессиональные философы считали, что додуматься до подобных обобщённых фор­мулировок - значит проявить диалектическую гибкость ума во всём её блеске! Однако с подобных обобщающих констатации диалектически гибкий ум только начинает свою настоящую работу. В данном случае за такой диалектически гибкой постановкой вопроса стоит признание того факта, что мечтающие и не мечтающие о генеральских погонах занимают крайние места в весьма широкой шкале реального отношения всех военнослужащих к перспективам своей службы в армии. Дальнейшим и самым важным ходом  диалектически гибкого ума в данном примере станет чёткая ориентация только на тот круг военнослужащих, которые сознательно  стремятся к генеральским званиям. А это потребует в первую очередь уточнения исходных опытных знаний о Павлове, мечтающем  стать генералом. Понятие «военнослужащий» при это требует конкретизаций. Только та небольшая часть военнослужащих, которая  непосредственно готовится к вступлению в генеральские должности, полностью представлена людьми, мечтающими о генеральской карьере. Лишь в том случае, если Павлов попадает в эту узкую группу  военнослужащих, предлагаемая энтимема корректна и её вывод является истинным.

Рассмотренный пример показывает, что диалектически гибкие ходы человеческого мышления означают сознательный отход от абстрактных теоретизирований в сторону эмпиризма, в сторону конкретного анализа конкретных, опытно данных ситуаций. Силлогистические умозаключения здесь - плохие помощники. Прежде чем воспользоваться их услугами, надо разобраться с  понятиями, которые в них заводятся. Надо чётко зафиксировать  их содержания и объёмы, а это — особая, подчас весьма  большая и трудная работа человеческого ума. Она-то и является диалектическим осмыслением сложной ситуации.

Другой пример - из советизированного марксизма эпохи 30-50-х I годов XX в. В умах многих профессиональных обществоведов сталинского призыва проигрывался примерно такой полисиллогизм:

Материя первична. Общественное сознание вторично.

Общественное сознание нематериально.

Наука - форма общественного сознания.

Наука нематериальна.

Экономический базис общества материален.

Наука неп ринадлежит экономическому базису общества.

 

Но этот вывод «железной логики» явно противоречил положению К. Маркса о превращении науки в непосредственную производи­тельную силу общества. Кое-кто из специалистов делал из этого по­истине надуманного парадокса «сенсационный» вывод о возможно­сти перемещения науки из идеальной надстройки общества в его ма­териальный экономический базис. Большая часть специалистов кри­тиковала такую «претенциозность» и призывала держаться класси­ческих марксовых определений базиса и надстройки. Дискуссии во­круг этой псевдопроблемы растянулись на многие годы и заняли ты­сячи страниц книг и журналов. Но для львиной их доли просто не было бы повода, если бы их участники не декларировали свою при­верженность диалектическому методу исследования, а реально ему следовали. На деле же они следовали на поводу формальных теоре­тизирований, отдавая дань каждой интеллектуальной ловушке фор­мальной логики, каждому концептуальному тупику, в которые заво­дят упования на её мифический «автоматизм». Что же касается подлинно диалектического метода исследования, то он и в данном случае начинается с содержательного анализа сложнейших понятий, заводимых в аппарат логико-дедуктивных рассуж­дений.

 

Для многих обществоведов и философов советской эпохи было характерно некое интеллектуальное высокомерие по отношению к формальной логике, ко­торую они считали неизмеримо превзойдённой и не достойной своего внима­ния. Между тем, за образчики диалектической гибкости ума в подобных случа­ях по причине элементарного невежества выдавалась одна из азбучных истин традиционной формальной логики.